?

Log in

No account? Create an account

Олшукап

Включил радио – и услышал эту старую добрую песенку

Детство, начальные классы. Неподалёку от школы, на ул. Горького (4?) на втором этаже дома была студия грамзаписи (не помню, как это заведение правильно называлось). Вроде бы там сейчас Евросеть, а может, я и путаю. Там нарезались на фотобумагу грампластинки на 78 оборотов, и был большой выбор зарубежной музыки: Чаби Чеккер, сёстры Бэрри, Армстронг, Рэй Чарлз, разные группы…
Стоило удовольствие один рубль.
Эту песенку я купил за рубль, предназначенный для обеда: лет мне было что-нибудь такое десять.
Пластинка жила долго.
Во дворце культуры "Красный октябрь" мы, четырнадцатилетние подростки, собрали ансамбль с гитарами, барабанами и электроорганом – и честно пытались копировать иностранную эстраду. Наверно, это был полный караул: но в наших головах звучала заграничная фонограмма, и нам казалось, что мы всё делаем, как надо
Ребята были грамотные, играли по нотам (и барабанщик тоже!). Расписывал я. Часть партий, как ни странно, дожила до наших дней, недавно проглядывал. Всё вполне грамотно и жизнеспособно.
И – вот ведь что характерно: никто из нас не знал английский! НИКТО!!! И поэтому названия произведений писались простым понятным способом, русскими буквами: "Айфил", "блюмун", "юамайдестини", "томбэлянэже", "кенбаймилов" и т. п.
Пацаны были, кстати, отнюдь не тёмные в развитии, из спецшкол. Да и я сам по-немецки говорил оочень свободно, читал даже старые книги с готическим шрифтом. Но вот с английским у нас у всех была труба.
Причём был и обратный эффект. Каким-то чудом мне достались фотокопии американских нот с танцевальной музыкой, мы разучили. Пьесу "TWIST PARTY" мы, естественно, называли "Твист В ПОРТУ".

А вот эту песенку я снимал с заезженой пластинки без названия – и в нотах стояло название "ОЛШУКАП"!!!
https://youtu.be/3rQEbQJx5Bo

[reposted post] Почему развалился Совок



Памятка всем любителям освободительных походов русской армии, а также настоящим фанатам Совка и тем, кто в его развале привык винить Горбачёва и проклятых демократов.

Vano Bugrov опубликовал в своём Фейсбуке занимательный материал. Это фрагменты дневника Анатолия Черняева, заместителя заведующего отделом Международного отдела ЦК КПСС (зима 1980 г.):

Read more...Collapse )
«Волга, Волга» был одним из любимых фильмов Сталина
В 1941 году кинолента получила Сталинскую премию первой степени
Кадр из фильма «Волга, Волга», режиссёр Григорий Александров, 1938

«Гигантский механизм Советской Культуры вращался на холостом ходу, попутно пожирая огромные суммы на создание никого не обманывающих видимостей». О том, как новое поколение писателей и режиссёров — Аксёнов, Окуджава, Тарковский, Евтушенко, Гайдай, Распутин и другие — сменило сталинских конформистов и разрушило «бесконечный послеполуденный час» в искусстве СССР.
Read more...Collapse )

Я – музыкант, композитор, аранжировщик, и в последнее время мне стыдно в этом признаваться.

После прочтения первых трёх слов у вас в голове возник образ такого «чёткого пацанчика», который недавно послушал The Prodigy (A-Dessa, Армина, Авичи, Quest Pistols) и понял, что музыка — это его, тут же скачал с торрентов программу и начал писать треки? Или, может быть, насколько гениального, настолько же непризнанного творца, который лабает на гитаре на лестничной клетке выученные три аккорда?

Именно такие вот мои самопровозглашённые коллеги, особенно из тех, которые вываливают на головы слушателей миллионы своих художественных (от слова «худо») творений, — именно они жёстко и самозабвенно подрывают престиж профессии: вернее, уже подорвали и опустили ниже плинтуса.

Нет, каждый — мастер своего дела, конечно же (в резюме и профилях как под копирку написано о непревзойдённом и актуальном саунде, отточенном мастерстве, сформированном вкусе и полнейшем эксклюзиве).

Они наизусть знают слова «аналог», «цифра», «сведение», «мастеринг», «компрессия» и другие.

Они штудируют видеокурсы на Ютубе, в которых учатся, как накрутить бас, как у Бенасси, как поднять RMS, как правильно положить реверберацию и сделать свой саунд чистым и прозрачным.

Они ориентируются во всех модных тенденциях, готовы ответить на вопрос, почему биг-рум уже уходит, а трэп набирает обороты, и каждый с готовностью вам представит своё видение стилистических рамок, в которые сам же себя и загнал.

Они штудируют мастер-классы о том, как раскрутить своё имя, как делать массовые рассылки по соцсетям, как накручивать рейтинги, как не потеряться среди других музыкантов и донести своё творчество до слушателя.

Некоторые даже начинают оказывать услуги по «сведению» и «мастерингу» за символические 100 рублей, они выпускают миллионы своих треков на десятках тысяч цифровых лейблов с продажами по всем цифровым магазинам (некоторые даже создают собственные лейблы!).

В общем, они — самые настоящие профессионалы. И много их, сотни тысяч, оказывающих друг другу всякие услуги, предлагающих послушать и оценить свои творения, выпускающих релизы, спамящих в соцсетях.

Есть маленькое такое «но». Они не знают, что такое ноты. Что такое такты, аккорды. Не знают и даже не заморачиваются на тему, почему нельзя вокал, спетый в ля-миноре, положить на только что скачанные готовые кусочки музыки, подписанные странно: «C♯m». Они даже не в состоянии определить тональность композиции. В одной из соцсетей на просьбу определить её разразился безумный спор на сорок страниц текста с аргументами вроде: «Да у меня есть специальная для этого программа, она мне все определила!» Читая сквозь пальцы комментарии (рука была в положении «фейспалм»), я не знал, что делать — плакать или смеяться. Профессионалы!

Они не знают и не хотят знать о самой сути музыки, об идейности, мелодичности, сюжетной информации. Они не задумываются об интересах слушателя, наивно полагая, что профессия музыканта — это профессия культа личности.

О таких вещах, как слух, талант, вообще не говорю — зачем? Есть есть гайд на Ютубе, посмотрел — и ты уже музыкант!

Зато постоянно гонятся за призрачными трендами, копируя у хитов в чартах и потом друг у друга звучания, загоняют себя в никому ненужные рамки и стилистические ограничения (например, один персонаж как-то признался, что слушает только детройтское техно, и не дай бог услышит он техно итальянское или шванц — будет плеваться).

И что в итоге? Миллионы часов у компьютеров для создания миллионов никому не нужных треков – примитивных, простеньких, бесталантных, однообразных, как под копирку, скучных и совсем без эмоций. Десятки тысяч оказанных услуг по раскрутке/накрутке, сотни тысяч релизов на лейблах с самыми причудливыми названиями. Целая туча страничек «проектов» в сетях и… слушатель. Слушатель, который, перебирая это «богатство», с грустью и злостью ищет что-то приятное для себя, а затем просто бросает, перестаёт следить за новинками и возвращается к старым добрым шедеврам, переслушивая и переосмысливая их снова и снова.

Вы, наверное, спросите, что же задолбало меня — состоявшегося взрослого мужика с музыкальным образованием, который за своими широкими плечами имеет колоссальный (в том числе и зарубежный) опыт? То, что их мусор подрывает музыкальную индустрию в целом. Они создают все условия, чтобы наш покупатель, потребитель, тот самый слушатель, ради кого мы стараемся и на котором всё держится, отвернулся от музыки. Чтобы слушатель стал невнимательным к музыке. Чтобы перестал следить за новинками, чтобы поставил крест на настоящих композиторах и талантливых ребятах, чтобы возвращался к проверенным хитам прошлого, но не обращался к настоящему и будущему.

Чтобы наши заказчики перестали использовать музыку как один из своих инструментов (в рекламе, скажем, или в шоу, на ТВ). Чтобы заказчик для своего нового ролика рассматривал вариант студентика за 500 рублей, который что-то там накидает по-быстрому, а что — плевать. А вспомните «Tears from the Moon» в рекламе «Бонаквы» или ролик одежды «Остин» на осень-2014?

В общем, знаете, когда Джереми Соул написал музыку к TES: Oblivon, и она вышла отдельно на CD двойным альбомом — это круто. Это значит, что автор молодец, он хорошо постарался, и его мелодии тронули сердца людей. А на другой чаше весов — десять моих коллег наперебой хвастаются, что получили по сто ничего не значащих лайков во «Вконтакте»…©

Скажу честно: писал этот текст не я, но – подписываюсь под каждым словом

Маршрутка

Совершал как-то подвиг - ехал в загородный клуб, где работаю, в выходные – в маршрутке без наушников. Памятуя о том, как однажды ехал на задрипанной Газели, у водителя которого была старая магнитола и единственная кассета "Золотого Кольца", решил, что каким-то блатняком и "Фактором-2" мой дух не сломить.

По приезде встретил товарища, пожаловался ему на горе-судьбинушку.

- А знаешь, что может быть хуже блатняка? - спросил он.
- Ничего хуже быть не может!
- Может! - лицо товарища приняло страдальческое выражение святых великомучеников. - Кавказский блатняк.

Далее следовала душещипательная история о том, как он вчера ехал тем же маршрутом, что и я, но всю дорогу из колонок звучало разухабистое: "Вай, да! Вахмаперсик кишельбе-бишельбе, гидэ ти есть, моя Сулико, а?.."
Как быстро всё покатилось. По-французски выражаясь, бистро.

"Наш ответ Западу" в виде гражданской войны с "Макдональдсом" (компанией, долгие годы "поднимающей с колен" отечественное производство мяса и овощей, дающей работу многим тысячам россиян)четко осязаемое начало агонии, смысловой Рубикон.
Read more...Collapse )

Не имея сколько-нибудь серьезных рычагов экономического давления на Западный мир, Россия ведет себя, как маленький хулиган, наделавший кучку у ворот приличного дома и давший деру.

Глупо выглядим, плохо пахнем. На нас изумленно смотрят из окон и крутят вслед пальцами у виска. Некоторые переживают - а ну как несчастный мальчик так с разбегу ударится, что начнет есть собственные какашки? Но, похоже, поздно, мальчик уже вымазал пальчик.

Никакие Вообразилии его с ложечки человеческой едой не накормят, машинку не подарят. Что нормальному человеку в жизни важнее - дружба с одиноким чокнутым мальчиком или с компанией взрослых вменяемых людей? Для тех, кто еще не поел какашечек, ответ очевиден.

Лечение даже не будет особо долгим. Собственно, оно уже началось. Высокие цены не нефть испускают газы, все внутри страны дорожает, правители судорожно отменяют санкции на молоко и мальков, а мальчик настолько плох, что даже не способен сообразить: почти все, что у него есть, - чужое. Кроме мании величия, разумеется.

Что будет дальше? А вот что, послушай, мальчик, Кот Бегемот.

Скоро взрослые укажут тебе номер соответствующей палаты и проведут курс интенсивной терапии. Твой папа однажды так уже вылечился. Но медицина, дружок, не стоит на месте, тебе помогут стать здоровым быстрей.

"Держитесь, помощь идёт"

Вот кто-нибудь вспомнит эту фразу из детского рассказа Бориса Житкова? Рыбаки остались на льдине, самолёт сбросил мешок с едой, а ледокол доставил бедолаг на сушу. Все улыбаются, все рады. И в каждом читателе иллюзорная уверенность, что если с ним случится подобная напасть, то и его в беде не бросят... О, если бы...

Read more...Collapse )


В семидесятых годах единственная возможность заработать побольше для артиста Москонцерта была одна: выехать с концертной бригадой на "чёс". Команда артистов (совершенно официально, по утверждённому свыше гастрольному плану) выбиралась куда-нибудь в глушь, и моталась там от деревни к деревне. Главная идея – сыграть максимум концертов за короткий срок (традиционно, за месяц - шестьдесят концертов). Артистам платили "концертные ставки" независимо от сборов: даже если в зале сидели пара бабулек и пьяный инвалид, концерт всё равно считался состоявшимся.

Наверное, понять, что нас окружало, в состоянии только полевой геолог: ночёвки в клубах, автобусах, шестиместных пятилюксах, отсутствие водопровода, еды и вообще всего, без чего горожанин не представляет жизнь. Холод и голод, разруха, тлен, и всеобщая апатия. Лужи и канавы вместо дорог; автобусы, немыслимые даже в затерянном мире - мы их любовно прозвали именем тогдашнего министра культуры, разместившего заказ на их производство - "фурцваген".

Обычно, за день до выступления, наш администратор по телефону согласовывал с местным начальством детали проведения концерта - время начала, маршрут и всё сопутствующее. Поэтому, когда однажды мы ехали играть в очередную дыру, все уже знали заранее, что дорогу автобус не осилит, и что колхозное начальство обещало выслать трактор в помощь нашему фурцвагену. Надо сказать, нас это сильно радовало: что такое тащить автобус из грязи мы знали прекрасно - это была, можно сказать, гастрольная рутина.

...Фурцваген натужно пёр по ухабам - и вот, наконец, дальний свет выхватил из ночной тьмы спуск в низину. Мы замерли: впереди, внизу, виднелась лужа - целое озеро, метров сто длиной, слегка припорошённое снежком. Чуть ближе, в полукилометре, мерцали огни - две мутные передние фары и луч фары-искателя на кабине трактора. Сам силуэт трактора в снежной хмари был едва различим.

Автобус остановился. Воцарилось молчание, разговоры затихли. По обычному сценарию, заметив нас, трактор должен быть подъехать, подцепить фурцваген, перетащить его через хлябь, и затем помочь нам добраться до "концертной площадки". Но трактор почему-то не трогался... В замешательстве мы провели полчаса, и стало ясно, что пора принимать меры: если тракторист нас (предположим) не видит, то надо кому-нибудь идти к нему и как-то объясняться. Разумеется, желающих вылезти под пронизывающий зябкий ветер и стужу не находилось...

И тут – настал час Боба Цимба! Помнит ли кто - был в Москонцерте артист с таким именем: негр среднего роста, снявшийся в примерно десяти советских фильмов, где по роли требовался именно такой этнический типаж. На сцену он выходил с нелепой интермедией, в псевдорусском костюме, играл на балалайке, и, в общем, имел успех. В жизни это был совершенно обычный человек, по-своему обаятельный, а когда появлялся на улице в кепке и ратиновом пальто, был похож, скорее, на рыночного азербайджанца.

Чертыхаясь, Боб напялил болотные сапоги, распахнул дверь, и ухнул по колени в грязь. Мы, затаив дыханье, наблюдали в ветровое стекло борьбу мужественного Боба со стихией... Вот он делает первый неверный шаг... ещё... идёт, идёт, обходя лужи... приближается к трактору... залез на гусеницу, смотрит в кабину... Наш водитель выключил свет в автобусе: близилась развязка.

Вдруг Боб спрыгнул с гусеницы, тракторный мотор зарычал; громадина дёрнулась, резко, на пятачке, развернулась - и, набирая скорость, начала от нас удаляться. Но, проехав считанные метры, трактор нелепо, враскоряку, завалился на бок в кювет! В раскрытой двери лежащей на боку кабины появился водитель трактора - он спрыгнул на землю и пустился бежать по дороге во все лопатки – от нас!

Минут через десять появился раздосадованный Боб с рассказом о случившемся. Оказывается, тракторист (как мы и думали) спал себе в тёплой кабинке, предварительно, конечно, накачавшись портвешком - по тогдашней моде. Когда Боб принялся стучать в стекло, он проснулся не сразу. А разлепив веки, вдруг заорал, состроил дикую рожу и рванул рычаги - Боб еле успел спрыгнуть на землю. Ну, а вы бы на месте тракториста не испугались? – в стекло глядит совершенно чёрная рожа (где ему было в Пьянско-Перевозском районе Горьковской области такое лицо увидать? Только в алкогольном кошмаре!), и орёт, оскалив белые зубищи: "Эй (пип!), тракторист! Ты (пи-ип!) чавой спишь-то?"

...Опустим же завесу милосердия над этой сценой - как мы оттуда выбирались, и какие чувства и образы нами владели в то, давно прошедшее, время...

А название района - совершенно реальное.

Кошки в снегу

Оригинал взят у madwind в Кошки в снегу





То что кошки не любят воду, совсем не значит, что они не любят снег. Такой белый, пушистый, мягкий. Ведь в нем так интересно играть.



далееCollapse )продолжитьCollapse )